Сочинение на тему Гоголевская концепция человека в поэме «Мертвые души».

мертвые души сочинение

Перед вами сочинение, посвященное анализу Гоголевской концепции человека в поэме «Мертвые души». Тема эта – довольно сложная, поэтому сочинение рассчитано на старшие классы. Думаю, сочинение вам понравиться, и вы найдете в нем много интересных мыслей для написания собственного рассуждения.

Гоголевская концепция человека в поэме «Мертвые души»

В 1835 году Гоголь начинает работать над своей гениальной поэмой «Мертвые души». Известно, что основой для этого произведения послужила «Божественная комедия» Данте. Именно композиция «Божественной комедии» определила предполагавшуюся трехчастную композицию поэмы: три тома мертвых душ должны были соответствовать трем частям, составляющим «Божественную комедию»: «Ад», «Чистилище» и «Рай».

Приступая к работе над поэмой, обдумывая ее план, Гоголь писал, что хочет «показать с одного боку всю Русь». Учитывая, что произведение писалось по аналогии с «Божественной комедией», становится понятно, с какого «одного бока» должна была явиться Русь в первом томе поэмы. Гоголь стремился показать страшный лик российской действительности, воссоздать «Ад» русской современной жизни. Назвав свое произведение «Мертвые души», Гоголь имел в виду не только ревизские души умерших крестьян, но в большей степени хотел укачать на нищенство, опустошенность и порочность душ русских помещиков.

А. И. Герцен говорил:

«Это заглавие само носит в себе что-то родящее ужас. И иначе он не мог назвать; не ревизские мертвые души, а все эти Ноздревы, Маниловы и все прочие – вот мертвые души, и мы их встречаем на каждом шагу».

Кто же эти герои, о которых говорил великий критик?

Следуя поставленной перед собой цели, отобразить все пороки России, выставить напоказ все язвы русского общества того времени, Гоголь создает рад образов мелких помещиков. Перед нашими глазами предстает пустой и мечтательный Манилов, скопидомка Коробочка, фамильярный гуляка Ноздрев, мрачных и упертый Собакевич, алчный и жалкий Плюшкин. С горечью сознавал Гоголь, что все эти мелкие и жалкие образы олицетворяют Россию. Я думаю, хотя он и заставлял читателей смеяться над произведением, сам он горько «плакал», понимая, что великая Русь находится под властью таких людей. Но все же Гоголь верил, что в тех же бездушных помещиках существуют где-то глубоко внутри хорошие задатки, еще не совсем задушенные безнравственностью и невежеством. Ведь стоит только приглядеться и можно увидеть, что скупость Плюшкина — искажение былой бережливости и хозяйственности; «кулак» Собакевича являет черты прежнего богатырства, правда, искаженного и трудно различаемого; ставшая дубиноголовой Коробочка олицетворяет изначальную хозяйственность и предусмотрительность; мечтательность и доброта переросли в пустое фантазерство и Манилова; бесшабашная удаль до неузнаваемости исказилась у Ноздрева, бессовестного вруна и бездельника. Пусть сейчас они такие, с пороками и уймой недостатков, но ведь они являются просто сильно деградированными образами людей, бывших когда-то положительными. А раз есть задатки хорошего, пусть где-то очень-очень далеко и глубоко, значит существует надежда на, может быть, и нескорое, но грядущее нравственное перерождение этих образов. И я могу сказать, что Гоголь верил в это, иначе бы, не появилась у него мысль о создании второго и третьего томов «Мертвых душ».

Снова, вспоминая, что основой композиции «Мертвых душ» послужила «Божественная комедия», мы уже можем предположить, что во втором томе поэмы, соответствующем «Чистилищу» Данте, Гоголь хотел ввести какие-то положительные образы. Конечно, они не были бы идеальны во всем, но в этих образах уже появились бы черты просветления. Гоголь приближает своих героев к тому виднеющемуся вдалеке нравственному перерождению. Если в первом томе все герои без исключения были отрицательны, то здесь уже мы могли бы встретить положительных персонажей, души которых понемногу начинают пробуждаться.

К несчастью, Гоголь не успел закончить свой гениальный труд, и до нас дошли лишь неполные черновики второго и третьего томов поэмы. Однако, из них мы можем узнать достаточно о том, как дальше развивается гоголевская концепция человека, которую он так скептически изложил в первой части поэмы. И хотя критик Смирнов говорит, что работа Гоголя над вторым томом «Мертвых душ» протекала в условиях глубокого идейно-творческого кризиса писателя, что образы положительных персонажей были написаны неудачно, все же авторская сатира на дворянство и чиновничество сохранили свою силу и в недописанной части поэмы. Так же сохраняется и вера в способность человека проснуться, стряхнуть с себя оцепенелость и вновь обрести живую человеческую душу.

Вера в человека и человечность видна уже в первом томе «Мертвых душ». Все помещики, которых посещает Чичиков, обладают, в основе своей, положительными качествами, только сильно гипертрофированными и искаженными до абсурда. Но, по-моему, Гоголь даже оправдывает в некоторых случаях отрицательность своих героев. Например, возьмем «Повесть о капитане Копейкине», играющую немаловажную роль в поэме. Ее герой, капитан Копейкин, был когда-то героем Отечественной войны 1812 года. Защищая Родину, он сильно пострадал, но государство, не старается помочь калеке, оно просто игнорирует его. Здесь Гоголь показывает, что власть всегда опаздывает со своей справедливостью. Защитник отечества превращается во врага отечества, и «это происходит по вине государства».

Городские чиновники изначально принимают Чичикова за капитана Копейкина. Разумеется, Чичиков не капитан Копейкин. Но их сближает то, что Россия не дает своим гражданам стать добродетельными. И капитан Копейкин, и Чичиков в какой-то мере являются такими гражданами. Все способности человека направляются в дурное русло, обращаются во зло в этой стране абсурда, где не существует или существуют, но в большом искажении, какие-либо моральные ценности, в стране, где торжествуют глупость и пошлость.

«Повесть о капитане Копейкине» поражает картиной быстрого превращения защитника Руси, проливавшего за нее кровь, в ее супостата. Это, на мой взгляд, предупреждение Гоголя современникам, призыв очнуться, пробудиться ото сна, спасти себя, спасти Россию.

Читая «Мертвые души» нетрудно понять, как глубоко и искренне любит Гоголь Русь. Образ русского народа, его прекрасной души проходит через всю поэму. Строки, где Гоголь показывает народ, проникнуты той атмосферой сердечности и благородства, которая заставляет нас вспомнить самые проникновенные страницы «Вечеров…» и «Тараса Бульбы». Широта души, природная сметка, богатырская удаль, чуткость к слову, разящему, меткому, — в этом и во многом другом проявляется истинная красота человека, душа народа.  За страшным миром помещичьей России Гоголь почувствовал биение здорового народного сердца, разглядел разглядел живую Русь.

Гоголь верит в величие Родины. Он истинный патриот, а потому он верит и в величие своего народа, в его способность достойно существовать, в уменье сохранить свое лицо и душу. Просто на каком-то этапе своего пути народ забрел очень далеко, потерял лицо, сгубил душу. Но существует дорога, которая выведет народ из тьмы, поможет ему подняться на ноги и достигнуть света, вновь обрести себя. Гоголь ставит перед собой задачу указать этот путь, вывести Россию из бездорожья, спасти от пропасти, у которой она стоит.

Чичиков почти всегда находится в дороге, эта дорога кружит путника, его кибитка постоянно застревает, на столь глухой полосе можно встретить лишь Ноздрева, Коробочку и им подобных. Дорога Чичикова – это обманный путь, запутанный, ведущий в никуда. Ему противостоит образ истинного пути, прямого и открытого, вырвавшись на который волшебно преобразится чичиковский экипаж в птицу-тройку, символ свободной, обретшей живую душу, Руси.

Это летит в свое великое будущее не Россия «мертвых душ», а Россия народная, Россия, обретающая свою силу в народе.

Вам может пригодиться...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *