ТЕМА ПОЭТА И ПОЭЗИИ В ТВОРЧЕСТВЕ А. С. ПУШКИНА И М.Ю. ЛЕРМОНТОВА

ТЕМА ПОЭТА И ПОЭЗИИ В ТВОРЧЕСТВЕ А. С. ПУШКИНА И М.Ю. ЛЕРМОНТОВА

Вашему вниманию предлагается сочинение ТЕМА ПОЭТА И ПОЭЗИИ В ТВОРЧЕСТВЕ А. С. ПУШКИНА И М.Ю. ЛЕРМОНТОВА. Сочинение может быть использовано в средних и старших классах.

Текст сочинения.

Неоценимый вклад в отечественную литературу внес А.С. Пушкин, положив начало развитию новых традиций в русской словесности. М.Ю. Лермонтов является его преемником и продолжателем его творчества.

Они почти современники. Формирование пушкинской поэзии происходило на волне общественного самосознания после победы в войне 1812 года, а Лермонтов вошел в литературу после разгрома декабристов, в 30-е годы. «Ничто не может с большей наглядностью свидетельствовать о перемене, происшедшей в умах с 1826 года, чем сравнение Пушкина с Лермонтовым», — писал А. И. Герцен. У двух великих поэтов, родственных по духу, но разделенных во времени рядом исторических событий, были свои особенности в понимании ряда жизненных вопросов, в том числе задач и предназначения поэта и поэзии.

Пушкин в своих ранних произведениях («Лицинию», «Вольность», «Андрей Шенье»), созданных до восстания декабристов, видит поэта как вдохновителя идей «вольности святой», прославляющего «свободу», обличающего порок:

Хочу воспеть свободу миру,

На тронах поразить порок.

После поражения декабристов Пушкин ощутил себя лично ответственным за все произошедшее, одиноким и вместе с тем единым с судьбой народа и родины, переосмысляет свои воззрения на то, какими качествами должен обладать поэт, чтобы достойно выполнять свое назначение. В стихотворении «Пророк», посланник Бога изменяет человека, его природу, чтобы создать истинного поэта-пророка:

И он мне грудь рассек мечом,

И сердце трепетное вынул,

И угль, пылающий огнем,

Во грудь отверстую в о двинул.

Обретя цель, к которой призывает «Бога глас», пройдя через мучения и страдания, человек только тогда становится поэтом-пророком и может нести людям вещее слово:

Восстань, пророк, и виждь, и внемли,

Исполнись волею моей,

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей.

“Глас бога”, по убеждению Пушкина, пробуждает душу поэта, наполняя ее вдохновением, высокими и благородными чувствами.

Поэт ищет уединения, общения с природой, богом, только тогда выделяется он из обычных людей. Об этом стихотворение «Поэт»:

Но лишь божественный глагол,

До слуха чуткого коснется,

Душа поэта встрепенется,

Как пробудившийся орел.

Тоскует он в забавах мира,

Людской чуждается молвы,

К ногам народного кумира

Не клонит гордой головы…

Ранние стихотворения Пушкина были восторженно приняты читателем. После восстания 1826 года отношение к творчеству поэта резко изменилось. Читатель, запуганный жестокой реакцией, не принимал пушкинской поэзии, она стала для него чуждой и непонятной. Критики ругали каждое новое произведение. Пушкин глубоко переживая все это, в стихотворении «Эхо» сравнивает поэта с эхом, чутко откликавшимся на все окружающие звуки жизни, но на его голос никто и ничто не отзовется:

Ты внемлешь грохоту громов,

И гласу бури и волов,

И крику сельских пастухов —

И шлешь ответ;

Тебе же нет отзыва…

Таков и ты, поэт!

Обида, чувство непонятости звучит и в стихотворении «Ответ анониму»:

Холодная толпа взирает на поэта,

Как на заезжего фигляра…

В стихотворении «Поэту» Пушкин призывал поэта отстаивать свои убеждения и жизненные принципы, не поддаваться соблазну восторженных похвал, не изменять высокому предназначению поэта:

Поэт! не дорожи любовию народной.

Восторженных похвал пройдет минутный шум;

Услышишь суд глупца и смех толпы холодной,

Но ты останься тверд, спокоен и угрюм.

«Поэт и толпа» — стихотворение Пушкина бросающее вызов реакционным обывателями, критике. Пушкин обрушивается с уп­реками на толпу, которая за материальной выгодой и пользой не видит и не ценит красоту:

Молчи, бессмысленный народ,

Поденщик, раб нужды, забот!

Несносен мне твой ропот дерзкий,

Ты червь земли, не сын небес;

Тебе бы пользы все — на вес

Кумир ты ценишь Бельведерский,

Ты пользы, пользы в нем не зришь.

Но мрамор сей ведь Бог!

Пушкин считает, что поэт рожден «для вдохновенья, для звуков сладких и молитв», а «не для житейского волненья, не для корысти, не для битв».

В стихотворении «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…», написанном незадолго до трагической гибели, Пушкин как бы подводит итог своей поэтической деятельности.

И долго буду тем любезен я народу,

Что чувства добрые я лирой пробуждал,

Что в мой жестокий век восславил я свободу

И милость к падшим призывал.

Достойным приемником Пушкина на поэтической ниве стал М.Ю. Лермонтов.

«Пистолетный выстрел, убивший Пушкина, пробудил душу Лермонтова»,— писал А. И. Герцен.

Стихотворение «Смерть Поэта» в один день сделало Лермонтова знаменитым, определило его поэтическую судьбу. Как не парадоксально, «Смерть Поэта» как бы олицетворяет вечный круговорот жизни: «…угас, как Светоч, дивный гений…» Пушкина, и появился на свет новый поэт, достойный продолжатель его дел — М.Ю. Лермонтов. Круг жизни не разорван, жизнь продолжается вопреки всему, не погубили его «жадною толпой стоящие у трона надменные потомки известной подлостью прославленных отцов», которые направляли пистолет Дантеса:

Не вы ль сперва так злобно гнали

Его свободный, смелый дар

И для потехи раздували

Чуть затаившийся пожар?

Они живут «под сенью закона», перед ними «суд и правда — все молчи». Лермонтов предрекает им суровый суд небес и потомков: «Есть грозный судия: он ждет…». Произнося слова своего “реквиема” он еще не знает, что все это отчасти и о нем, что судьба уже распорядилась и его жизнью — судьба до странности похожая на судьбу его кумира…

М.Ю. Лермонтов создает серию стихотворений, в которых рассматривает судьбы поэтов и пути возрождения лучших традиций русской поэзии. В стихотворении «Поэт» он сравнивает поэзию с кинжалом — грозным боевым оружием, верно служившим на поле битвы, которое превратилось в золотую игрушку, бесславную и бесполезную, как и судьба поэта и его творчества в обществе того времени:

В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,

Свое утратил назначенье,

На злато променяв ту власть, которой свет

Внимал в немом благоговенье?

Вспоминая времена Рылеева и раннего Пушкина, когда поэт был великой силой, зовущей и вдохновляющей, указывавшей цели борьбы, Лермонтов пишет:

Твой стих, как божий дух, носился над толпой

И отзыв мыслей благородных

Звучал, как колокол на башне вечевой

Во дни торжеств и бед народных.

Исполненные внешней красивости, но бессодержательные стихи становятся венцом поэтов современников Лермонтова. Разобщенные со своим народом, они замкнуты в личных переживаниях, прозябают в салонах и на светских пирушках. Лермонтов призывает возродить традиции гражданской поэзии, возвращаясь к пушкинскому образу:

Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк!

Иль никогда на голос мщенья

Из золотых ножон не вырвешь свои клинок,

Покрытый ржавчиной презренья?

Своему другу Лермонтов посвящает стихотворение “Памяти А.И. Одоевского”. Его судьба поэта и гражданина трагична:

Из детских рано вырвался одежд

И сердце бросил в море жизни шумной,

И свет не пощадил — и Бог не спас!

Все стихотворение пронизано нежностью и любовью:

Он сохранил и блеск лазурных глаз,

И звонкий детский смех, и речь живую,

И веру гордую в людей и жизнь иную.

Как и Пушкин, Лермонтов в своем стихотворении «Не верь себе» возвращается к теме «поэта и толпы», но у него другая позиция. Симпатии поэта отданы «молодому мечтателю», его способности открывать в своей душе «родник простых и сладких звуков», а «толпа» здесь не безликая масса, она показана в скрытых драмах, трагедиях отдельных людей:

А между тем из них едва ли есть один,

Тяжелой пыткой не измятый,

До преждевременных добравшийся морщин

Без преступленья иль утраты!..

«Пророк» завершает тему «поэт и общество». Лермонтовский поэт, наделенный «всевиденьем пророка», начинает с того, чем пушкинский заканчивает: он идет к людям, но обречен на одиночество.

Провозглашать я стал любви

И правды чистые ученья:

В меня все ближние мои

Бросали бешено каменья.

Поэт, несущий людям правду и любовь, вызывает ненависть к себе. Люди относятся к его проповеди с озлоблением, они глухи к подлинной поэзии.

Это непонимание и нежелание воспринимать поэтическую “проповедь” стало драмой для многих поэтов и писателей того времени — Грибоедова, Пушкина, Лермонтова.

Пушкин и Лермонтов при всех имеющихся между ними различиями решали вопрос о назначении поэта и его поэзии, исходя из взглядов на поэта как на гражданина, борца за общественное благо, выразителя высоких идеалов и «добрых чувств».

You may also like...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *