Сочинение СТРАНИЦЫ ДНЕВНИКА П. П. КИРСАНОВА по роману И. С. Тургенева «Отцы и дети».

Сочинение СТРАНИЦЫ ДНЕВНИКА П. П. КИРСАНОВА по роману И. С. Тургенева «Отцы и дети».

Сочинение по роману И.С. Тургенева пишет каждый, кто изучает в школе русскую литературу. Иногда учитель может задать нестандартное сочинение, например, сочинение – дневниковую запись. Обязательно прочтите как писать такие сочинения в этой статье – СОЧИНЕНИЕ-ДНЕВНИКОВАЯ ЗАПИСЬ.

В этой статье мы предлагаем Вам пример сочинения- дневниковой записи по творчеству Тургенева, в частности по его роману “Отцы и дети”

СТРАНИЦЫ ДНЕВНИКА П. П. КИРСАНОВА

20 мая 1860 г. Воскресенье.

Итак, я в Дрездене. Конечно, «оздоровительная поездка за границу» была лишь предлогом. Думаю, мой брат догадался, что не собираюсь возвращаться. Да и зачем? В России я оставил все — свой дом, свою любовь, свое прошлое. Вернуться значило бы признаться в собственной слабости. Нет, нет! Я порвал с прошлым навсегда, в Германии я смогу начать новую жизнь — мирную и размеренную… Нет, мне незачем возвращаться!

5 июня 1860 г. Вторник

Прошло уже две недели, как я поселился в Дрездене. Мысли о прошлом все чаще и чаще посещают меня…

Я много думал о Базарове. Мы могли бы стать хорошими друзьями, если бы судьба повернулась чуть иначе. А ведь странно — я мог убить его на дуэли, но промахнулся… Промахнулся с десяти шагов! Я счел это хорошим предзнаменованием — уже тогда Базаров начал вызывать у меня симпатию. Я нашел в нем все то, чего не было в ближайшем мне человеке, Николае,— твердость характера, решительность. Порой я узнавал в Базарове себя и спорил, спорил с ним просто из принципа, чтобы доказать, может быть, самому себе, что не так уж мы и похожи, хотя его слова были вовсе не так нелепы, как я старался показать. Да, сильная натура. И ощущать в какой-то миг, что жизнь этого человека, которого нельзя не уважать — хоть и невольно,— находится у тебя в руках… Я испытывал тогда облегчение, что Базаров остался жив…

Но я не мог не вызвать его на дуэль. Увидев его в беседке вместе с Феничкой, я вдруг мысленно увидел княгиню Р. — образ, который я до сих пор ношу в своем сердце. Базаров должен был заплатить за то, что заставил меня снова чувствовать боль от душевных ран.

Суббота.

Я с удивлением замечаю, что и Германия знакома с нигилизмом! Глубоко же пустило корни это течение! Не основываясь теперь на личном отношении, я могу судить о нигилизме непредвзято, но все равно эти идеи мне не по сердцу. Я не могу понять, как это — отрицать все? Отрицать искусство, поэзию, саму любовь? До сих пор помню слова Базарова: «Рафаэль гроша ломаного не стоит!» И это говорит человек, который ничего не понимает в живописи, просто не дает себе труда понять! Насколько я помню, принцип нигилизма звучит примерно так: «Я верю только в то, что могу увидеть, услышать или почувствовать». Но, развивая эту теорию дальше, можно предположить, что и глазам нельзя верить! Их можно обмануть — человек видит мир таким, каким он хочет видеть, так как же можно доверять глазам? И на слух полагаться нельзя… Нет, страшно подумать, к чему могут привести подобные мысли!

Я общаюсь с русскими эмигрантами. Многие из них приехали совсем недавно, чуть позже меня, но и за это время нигилизм уже успел еще больше занять умы, еще глубже пустить корни… Невольно приходят на ум тревожные слова одного из современных писателей, Гоголя: «Русь, куда несешься ты?»

3 ноября 1860 г. Суббота.

Сегодня опять думал о Базарове. Что стало бы с ним, если бы он не умер? Изменил бы он свои взгляды или так и остался бы непримиримым нигилистом?

Порой мне в голову приходит совершенно ужасная мысль — может, оно и к лучшему, что Базаров умер? Ему не придется видеть, как у него на глазах рассыпаются в пыль все его теории, как предается забвению все, во что он верил, как рушатся идеалы, а ведь так будет, я уверен в этом. Нигилизм не может просуществовать долго, такова его сущность.

27 ноября 1860 г. Вторник.

Жизнь понемногу входит в обычную колею: ровно в четыре я гуляю на бульваре, затем еду обедать в самый дорогой ресторан… Меня уважают, и в своем кругу я вполне известная личность. Почему же мне так неспокойно? Что угнетает меня? Смешно — в России я все последние десять лет меч

тал об эмиграции, а теперь… скучаю! Жизнь здесь скучна… А разве не о такой жизни я мечтал? Так чего же мне надо?

Я вспоминаю наши луга с душистыми стогами сена, наши пронзительно-синие озера и хрустально-прозрачные реки… Даже наших мужиков — темных, невежественных, полных каких-то понятных лишь им одним верований, суеверий, но таких русских! Что это? Неужели я становлюсь сентиментальным?

Нет, мне никак нельзя вернуться — я слишком упрям и слишком горд. Просто это ностальгия. Но не может же она продолжаться вечно? На кольце царя Соломона была выгравирована надпись: «И это пройдет». Это действительно великая мудрость. Значит, мне надо просто подождать?..

Надеюсь. Это сочинение в виде дневника по роману Тургенева ОТЦЫ И ДЕТИ помогло Вам и оказалось полезным.

Вам может пригодиться...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *