Сочинение на тему «Роль фантастики и гротеска в творчестве Н. В. Гоголя».

роль фантастики и гротеска в творчестве гоголя

Перед вами сочинение, в котором раскрывается роль фантастики и гротеска в творчестве любимого всеми нами Н. В. Гоголя. Анализ фантастических и гротескных мотивов идет на примере «Вечеров на хуторе близ Диканьки» и «Петербургских повестей».

Давайте перейдем к тексту сочинения.

Роль фантастики и гротеска в творчестве Н. В. Гоголя

Впервые мы встречаемся с фантастикой и гротеском в творчестве Николая Васильевича Гоголя в одном из первых его произведений «Вечера на хуторе близ Диканьки».

Русская общественность во времена Гоголя проявляла большой интерес к Украине, ее нравам, быту, литературе, фольклору. Н.В. Гоголь смело откликнулся на читательскую потребность в украинской тематике написанием «Вечеров…».

В начале 1829 года Гоголь начинает писать «Вечера…», вобравшие сочные черты украинского характера, духовные и моральные правила, нравы, обычаи, быт, поверья украинского крестьянства, казачества. Удачно выбираются места и временные периоды повествования – «Сорочинская ярмарка», «Вечер накануне Ивана Купалы», «Майская ночь».

В «Вечерах…» слились религиозно-фантастические представ­ления героев, основанные на языческих и христианских верованиях. Отношение автора к сверхъестественным явлениям ироническое, естественно, что в рассказах о недавних событиях, о современности — демонические силы воспринимаются как суеверие («Сорочинская ярмарка»). Высокая гражданская позиция, стремление показать реальные характеры, заставляют писателя подчинить фольклорно-­этнографические материалы задаче воплощения духовной сущности, нравственно-психологического облика народа, как положительного героя его произведений. Их гротесково-фантастически образы сродни образам сказок и басен и несут отчасти ту же смысловую нагрузку. Волшебно-сказочные герои, как правило, не мистические, а, согласно народным представлениям, более или менее очеловечены. Чертям, ведьмам, русалкам свойственны вполне реальные, конкретные человеческие черты. Черт из повести «Ночь перед рождеством» «спереди — совершенный немец», а «сзади — губернский стряпчий в мундире», ухлестывая за Солохой, он нашептывал ей на ухо «то самое, что обыкновенно нашептывают всему женскому роду».

Фантастика, вплетенная в реальную жизнь, приобретает прелесть народного сказительства. Поэтизируя народный быт, Гоголь не был атеистом и его произведения – это не сатира на религиозные темы, напротив, религиозность его самого нашла отражение в вере в победу «православного» героя. Более полно, нежели в других произведениях, она выразилась в повести «Страшная месть». Образ колдуна, созданный в мистическом духе, олицетворяет дьявольскую силу, но этой страшной силе противостоит православная религия, вера во всепобеждающую власть божественного провидения. Произведение проявляет мировоззрение самого Гоголя.

«Вечера…» украшены картинами природы, величественной и прекрасной. Писатель награждает ее самыми превосходными сравнениями: «Снег… обсыпался хрустальными звездами» («Ночь перед рождеством») и эпитетами: «Земля вся в серебряном свете», «Божественная ночь!» («Майская ночь, или Утопленница»), Пейзажи подчеркивают характеры положительных героев, их единство с природой, и в то же время резко очерчивают обезображенность отрицательных персонажей. Природа принимает индивидуальную окраску в каждом произведении соответствуя его идейному замыслу.

Жизнь Гоголя в Петербурге вызвала глубокие, негативные впечатления и размышления, в значительной мере отразившиеся в «Петербургских повестях», написанных в 1831—1841 годах. Через все повести проходит общность проблемной ориентации (власть чинов и денег), общественное положение героя (разночинца, «маленького» человека), всепожирающая алчность общества (развращающая сила денег, разоблачение вопиющей несправедли­вости общественной системы). Правдиво воссоздавая картину жизни Петербурга 30-х годов, писатель отражает социальные про­тиворечия, свойственные всей тогдашней жизни страны.

Сатирический принцип изображения, положенный Гоголем в основу всего своего повествования, особенно часто перерастает в «Петербургских повестях» в мистическую фантастику и излюбленный прием гротескового контраста: «истинный эффект заключен в резкой противоположности». Но мистицизм здесь подчинен реализму изображаемых событий и характеров.

Гоголь в «Невском проспекте» показал шумную, суетливую толпу людей различных сословий, контраст между возвышенной мечтой и пошлостью действительности, противоречия безумной роскоши единиц и ужасающей бедности миллионов. В повести «Нос», Гоголь искусно использует фантастику, через которую отображается власть чиномании и чинопочитания, нелепости человеческих взаимоотношений на фоне чиновничьего бюрократизма и субординации, когда личность в обществе теряет свое исконное значение.

«Петербургские повести» эволюционируют от социально-бытовой сатиры к гротесковой социально-политической памфлетности, от романизма к реализму.

В состоянии беспамятства, в бреду, герой повести «Шинель», Башмачкин выказывает свое недовольство значительными лицами, “Начальством”, грубо его принижавшими и оскорблявшими. Автор, приняв сторону героя, защищая его, выражает свой протест в фантастическом продолжении повести. Значительное лицо, смертельно напугавшее Акакия Акакиевича, ехало по неосвещенной улице после выпитого у приятеля на вечере шампанского, и ему, в страхе, могло привидеться что угодно, даже мертвец.

Гоголь поднял критический реализм на новую высшую ступень по сравнению со своими предшественниками, обогащая его атрибутами романтизма, создавая сплав сатиры и лирики, анализа действительности и мечты о прекрасном человеке и будущем страны.

Надеюсь, предложенное сочинение «Роль фантастики и гротеска в творчестве Н. В. Гоголя» оказалось для вас полезным.

You may also like...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *